Вы здесь

На холмах Грузии лежит ночная мгла...

Автор: 
А.С.Пушкин
Читает: 
Артур Смольянинов

«На холмах Грузии…» — одно из немногих посвящений Наталье Гончаровой. Стихи были написаны летом 1829 года, когда после неудачного сватовства поэт отправился на Кавказ в действующую армию.
В «Путешествии в Арзрум» Пушкин писал: «Солнце всходило. На ясном небе белела снеговая двуглавая гора. Что за гора? — спросил я, потягиваясь, и услышал в ответ: это Арарат. Жадно глядел я на библейскую гору, видел ковчег, причаливший к ее вершине с надеждой обновления и жизни, — и врана и голубицу, излетающих, символы казни и примирения».
Из Закавказского похода поэт привез несколько стихов, хотя писать было некогда. Он спешил к Гончаровой, боялся, что чумные карантины закроют ему путь в Москву.

Режиссер Иван Оганесов:

Когда мне позвонил Анатолий Белый и предложил снять первый мини-фильм «Кинопоэзии», я стоял в длинном коридоре какого-то здания. И пока мы с ним обсуждали, что же такое кинопоэзия и как она должна выглядеть, я ходил по этому коридору туда-обратно. Мы говорили с Толей про поэзию, Грузию, Пушкина. Ещё ничего не было снято, мы были пионерами, первопроходцами кинопоэзии.
За год назад до этих съемок я был в Грузии и бесповоротно влюбился в эти пейзажи. Поэтому я предложил стихотворение “На холмах Грузии”, Анатолий согласился.
Мы сели в самолет малой группой из оператора Саши Полищука, механика камеры и администратора — и поехали. Саша, кстати, тогда еще опасался полетов на самолете, а в конце поездки уже летал с камерой на дельтаплане, огибая горные вершины Грузии.
Всю поездку мы работали как документалисты: у нас была канва в виде визуальной истории, которую я хотел рассказать. Эти кадры мы снимали в первую очередь, они были нашими реперными точками. Но искали новые образы, новые решения, подглядывали за Грузией, и Грузия щедро дарила нам свое величие.
Мне очень нужно было запечатлеть свадьбу в маленькой грузинской церкви. За все время путешествия мы были только в одной церкви, и когда начали там снимать, в храм зашел священник с молодой парой и их родственниками. Эта свадьба стала частью нашего мини-фильма.
Я хотел дать возможность зрителю самому ответить на вопрос: в любви к кому признается автор стихотворения — в любви к женщине или любви к грузинской природе? Для меня очень важно, чтобы зрители почувствовали, как одна любовь неразрывно связана с другой, как истории людей и их чувства оказываются неразрывно связаны с местом, где они их испытывают.