Вы здесь

Скрипка и немножко нервно

Автор: 
В.Маяковский
Читает: 
Анатолий Белый

В 1913 году Маяковский со всем пылом отдался поэзии и забросил занятия живописью. В 14 начинающего художника исключили из Училища живописи, ваяния и зодчества. По воспоминаниям, это решение Маяковский принял с восторгом, заметив, что это равно тому, что выгнать человека на воздух из отхожего места. Им овладела другая муза. Девятнадцатилетний поэт, революционер нового искусства, автор футуристических стихов, на одних действовал как красная тряпка, других восхищал.

Андрей Платонов о Владимире Маяковском
«Магия заключалась в самой природе таланта Маяковского, в новаторской особенности его, равной гениальности, и в том (это самое существенное), что своеобразный, особенный талант поэта соответствовал своеобразию зарождавшегося нового мира. Если бы дело обстояло иначе, то есть если бы талант поэта, сколь он ни был оригинален, не имел родственного отношения к современным людям — к лучшим и наиболее чутким из них, то поэт остался бы беззвучным для наших душ. Главное здесь — родственность новой действительности поэту-новатору… Но этого еще мало (…) —нужно, чтобы поэт несколько опережал свое время»

Режиссер Иван Оганесов

А вопрос для Маяковского ключевой: “Как жить?”, “Как высказаться?”, “Как найти родную душу?”
Идея фильма началась с фразы: «А что, если добавить в уже существующий союз кино и поэзии музыку?» Но не как фон или аранжировку происходящего, но музыку как самостоятельную единицу, как отдельное измерение в фильме. В тот же день пальцы, перебирающие страницы стихов Маяковского, наткнулись на стихотворение «Скрипка и немножко нервно». И сразу стало немножко радостно.
Съемки происходили в театре «Современник» в течение всего дня и почти целой ночи.
Мы ангажировали театр, взяли его на абордаж… В общем до сих непонятно, как только нас терпела администрация в тот день. Мы дымили так, что крыша «Современника» тоже дымилась, а Анатолий бегал по сцене босиком и с каждым новым дублем обзаводился новыми занозами.
С первых секунд фильма зритель погружается в тревожный мир-сон героя Анатолия Белого. Он приходит в себя, а будит его скрипка. Она упрашивает, она требует, она зовет к себе. Герой идет на звук, музыка направляет его в поиске истины и музыка же и есть ответ вопросы.

Помню, как Анатолий идет между рядами. Кульминационная часть стихотворения. На лице – вся гамма чувств от сострадания до ненависти, от страха до надежды. В общем дубль должен стать лучшим… А мы с оператором и механиком идем перед актером с ручной камерой. За моей спиной кресло пятого ряда. Еще мгновение и я сам попаду в кадр и испорчу его. Пришлось падать на спину. Запястье правой руки до сих пор пытается угадать по утрам, не собирается ли сегодня дождь. А дубль в монтаж-таки вошёл.